Пальто мистера Грэйвза определенно было грехом. (с)
Автор: Тэдиан
Бэта: Карин-тюремщица
Фэндом: W.I.T.C.H.
Категория: джен
Жанр: Vignette
Пэйринг: -
Рейтинг: G
Саммари: На тему одной гипотезы Карин www.diary.ru/~Esgamor/p58464529.htm Хотя вышло... то, что вышло)))
Дисклаймер: Мой только творческий бред.
Варнинг: Ничего не понятно. *робко* Но скоро будет третий кусочек, может лучше станет немножко...

Смех, вино рекой и нескончаемые байки. От них кружится голова, даже больше, чем от выпитого. Но и от выпитого тоже. Хочется петь и кричать о своем счастье на весь мир. Просто чтобы слиться с царящим вокруг гомоном.
- Да не было ничего!..
- А потом я ему ка-ак…
- А она мне такая…

И ноги вдруг сами запрыгивают на стол, рука взлетает вверх, обливая хозяина дешевой брагой, а сам хозяин начинает выкрикивать лозунги. Нет, он всегда их выкрикивает, такая уж доля у предводителя повстанцев, но сейчас – втрое усерднее, чем обычно. И снова смех, и снова вопли, и немногочисленные в этом обществе дамы рассказывают скарбезные анекдоты… И все согласны, что «за королеву», «за победу над тираном», «за светлое будущее». А предложение поднять стаканы «за то, чтоб эта тварь скорей подохла!» встречают и вовсе бурными овациями. Вопросов о том, кто же тварь, в этом заведении не возникает. Винные пары туманят разум уже абсолютно всем присутствующим, мир начинает мерно раскачиваться. Вернее, его начинают раскачивать, подбрасывая в воздух обожаемого главаря. Главаря, принесшего им уже пятую победу подряд. И в том, что вслед за битвами будет выйграна война, уже никто не сомневается. По крайней мере сейчас. С высоты свободного полета под потолком видно всех. Вон Олдерн у стены кадрит отчаянно пьяную красотку. Судя по тому, где его руки, ночь у них будет бурная… Под третьим слева столом храпит Ватек в обнимку с бутылью. А вот в самом дальнем углу царит откровенный непорядок. А начальство нужно зачем? Затем, чтобы устранять безобразия. Поэтому потолок перестает нервно дергаться, а начальство отчаянно ловит равновесие на столе. Это непросто, еще сложней – найти тот самый непорядок в вертящемся пространстве. Калеб находит и тут же пробирается к нему через толпу. Все, разумеется, оборачиваются в его сторону. Непорядок поднимает голову и смотрит вопросительно. Он всегда смурной, этот странный парень со шрамом во всю щеку. Вроде и давно тут, говорят, почти на два года дольше, чем он – а все равно ни с кем толком не знаком. Бирюк. Вот и сейчас сидит и смотрит совершенно трезвыми глазами. А до этого пялился в свою кружку...
В нормальной обстановке Калеб отнесся бы к этому с уважением. В конце концов главное, что они следуют одной великой цели. Но сейчас он жаждал нести в мир счастье. Делать это удобней в устойчивом положении, так что он присел на стол.
- Хей, Дрейк, что молчишь?
- Я тоже пью, этого мало?
И снова гомон:
- Парни, он не хочет пить за победу!
- Тащи его сюда!
- Калеб, устрой ему взбучку!
- Ой, мальчики, а давайте лучше я!

И смех. А напротив – мутные усталые глаза. Это он поторопился сказать, что парень трезвый. Просто он гораздо трезвее остальных.
- Того, что ты пьешь – недостат-чно! – Сделать голос строгим категорически не получалось. Впрочем, неудивительно. – Ты мне кажешься подозрительным. Где эн-ту-зи-азм? И вообще, ты слишком скрытный.
- Правильно!..
- А то че он?!..
- Пускай рассказывает!

- Что именно? – ему что, все равно?
- Ребят, что мы хотим услышать? – Широкий жест, обращенный к залу. Но, если б не Дрейк, улетел бы он со стола носом вниз.
Снова гомон, выловить бы хоть один не слишком личный или хотя бы цензурный вопрос (ну, относительно цензурный) – задача едва ли не непосильная.
- О! А откуда у тебя этот шрам, а?
- Давай-давай, расскажи, а то молчишь, настроение всем портишь.
- Чего это он?
- Э, молчишь почему?!
- Парни, он нас не уважает!

- Да ла-адно вам! – откуда-то издалека… Олдерн. – Небось стесняется. Эй, Дрэ, дай угадаю! Какая-нибуть старая матрона распахала тебе рожу за то, что ей дочку попортил, так?
Все резко умолкают – слишком тихий и вечно серьезный товарищ у всех вызывает любопытство. Калеб и сам ждал: отшутится он или завяжет драку? Дрейк лишь выпрямляется на стуле и, глядя снизу вверх на пробравшегося поближе Олда, отвечает:
- Почти. За то, что ее сынок «попортил» меня.
Тишина вдруг становится неловкой, раздается чей-то неуверенный смех. Калеб его поддерживает – лучше свести все в шутку. Собственно, это и есть шутка, просто Дрейк слишком мрачный, а прочие – излишне пьяны. Неподходящая компания для черного юмора. Но раз командиру смешно, смеются и прочие…
- Ты прости, что…
- Все нормально. Я соврал немного.
- То есть?
- В отличие от некоторых, – насмешливый кивок в сторону откровенно развратничающего Олдерна, – я думаю головой, а не тем, что в штанах. И восприятие, соответственно другое.
- Э?
Тяжкий вздох.
- Пошли, воздухом подышим.
Скрип двери бара, холодный дождь по лицу. Отрезвляет. В том числе – и от хмеля победы. Дождь, смог и черное небо. Неизменно до тех пор, пока они не свергнут тирана.
Жесткая рука впивается в плечо.
- Ну что ты, командир. Что за глаза. – Он раздражен. Такое чувство, что его эта тьма лишь бодрит. А глаза такие же стылые и злые. Или кажется? Кажется, наверное. Они уже не раз бились бок о бок, Дрейк прекрасно руководит своим отрядом, ни разу не оспорил приказ, не проявил недружелюбия… простой как яйцо. И такой же скользкий… И непонятно, что внутри.
Да какой кретин вообще выдумал эту пословицу: простой, как яйцо?!
Дрейк отходит в сторону и облокачивается на низенький плетень. Влажные прутья поскрипывают, но держатся.
- Ты хотел со мной поговорить?
- Я хотел рассказать. Если ты станешь. Учти, завтра я об этом пожалею.
Выговориться бывает нужно каждому. Он и сам хотел бы. Не так-то это просто, как кажется – вети за собой войска. Сколько лет уже народ бунтует, и что толку? А у него – получилось. Только методы уж больно… мерзкие бывают. Но рассказать-то про все это некому! Совсем некому. Не поймут. Отец, пожалуй, мог бы, но он мертв. Сучковатая ветка впивается в руку, пальцы соскальзывают с влажной коры.
- С чего бы начать… Пожалуй с того, что ты, командир, знать обязан. Я с верхов.
Калеб понимал. Дрейк не первый и не последний, в конце-то концов. Того же Ватека взять – и это только из последних… Да и с этим все было более чем прозрачно. У него откровенно оборотническая внешность, ничего не поделаешь. Странно, конечно, что вторую форму не показывает, ну да это личное дело каждого. Но надеяться, что его происхожденье незаметно – поразительная наивность. Для простолюдина он слишком похож на человека. Даже у отца, при более чем обманчивой внешности были четкие видовые черты. Жесткая кожа, слишком широкий нос, роговые наросты на спине, четырехпалые стопы… Дрейк выглядел точь-в-точь, как землянин, а это первый признак высшей знати. Проклятые лизоблюды…
- Я-то знаю, что все видят, но все равно… надо было предупредить. Наверху сейчас погано, скажу я тебе… да и раньше тоже было. До тошноты, в чем-то даже хуже, чем здесь. Когда началась заварушка с принцем… нет, не так. Просто у женщины, которая меня воспитала, был сын с излишне вольными взглядами. Ну совсем вольными. На чьей он стороне объяснять не надо, верно? А матушка Его Высочество на дух не переносила… В один прекрасный день, когда все уже знали о скором появлении наследницы, мама и брат... и ее сын из-за этого поссорились. Из избы, конечно сор не выносили, но дома… Они просто видеть друг друга не могли. Не случись того, что случилось, не будь вокруг такого кошмара, я бы сказал, что прав был мой брат. А сейчас… сейчас я понимаю, как он ошибался. В любом случае, я тогда мне было не до того. Впрочем, они поссорились друг с другом, а не со мной. Я все старался как-то оправдать этого идиота перед матерью. Думал, меня она послушает, мелкий был, дурной. В очередной раз и нарвался. Ее вообще выводило из себя все, связанное с тем спором… А тогда вдобавок было трудное время, ты-то не помнишь, наверное… Она кинулась на меня с кулаками и пропорола щеку обломком от вазы. Даже не знаю, как мы ее разбили. Глубокая была царапина, до кости почти. Голыми руками она бы так не смогла, хотя когти у нее те еще были… Брат меня вылечил, конечно, но с матерью порвал окончательно. А мне потом было уже просто все равно…
- И все?
- И все.
- А почему ты?..
- Потому что это грустная история. В тот день потерял веру в семью. Хотя ушел оттуда гораздо позднее…

@темы: Фан - творчество, Фан - фики